Про Дали и Пикассо я узнал от родителей еще в глубоком детстве. Уже в возрасте 5-6 лет они казались мне крайне занимательными фигурами. Но если Пабло Пикассо представлялся эдаким мэтром, великим художником из каких-то необъяснимо далеких пространств, то Дали был совсем другим. Меня тянуло к его картинам, творчеству, личности.  Не знаю на основании чего и каким именно образом, но у меня внутри сложилась некая картина, его образ, то, каким я представлял себе его, без сомнения, гениальную личность.

Интерес вернулся и возрос многократно после того, как уже в более зрелом возрасте я познакомился с работами Ганса Рудольфа Гигера, который также вдохновлялся Дали, и был в некотором смысле его преемником. Словом, я вернулся к личности великого Дали, с целью лучше понять его самого и его творчество.

Я пробежался по иточникам, и столкнулся с некоторым непониманием: обнажающаяся личность слабо соответствовала мои, еще детским, представлениям. Так например, полагаю небезизвестный фильм-биография, для меня раскрывал его каким-то совсем уж безумным, алогичным, сумасбродным.

Чтобы прийти к какому-то более-менее взвешенному пониманию, я решил прочитать материалы, написанные самим художником — что может более объективно отражать автора (кроме картин разумеется), чем собственне рукописи.

Что же, я был удивлен и поражен. Конечно невозможно сделать полноценный вывод, на момент написания книги Дали было, если не ошибаюсь, около 36 лет. Естественно вторая часть жизни (о которой в том числе упоминается в биографическом ильме) остается для нас скрытой. Тем не менее, я склонен считать, что в сути своей человек остается более или менее неизменным.

Идеи и мысли, изложенные в книге, раскрывают Дали как крайне образованного, вдумчивого, отчасти рискового, и несомненно гениального человека. Многие вещи, которые не вписывались в ранее выстроенный образ Дали, нашли свои места на страницах книги.

Так например, он не раз объявляет свою аполитичность, отсутствие приверженности какой-либо партии и политической линии. Говорит о вреде и ужасе любой революции. Я так и не смог найти в книги «пренебрежительного» тона по отношению к мастерам Возрождения, зато нашел множество восторженных отзывов о старой школе, о встречах с Пикассо и тесной дружбе с Коко Шанель.

Дали пишет «– Невозможно, – отвечал я, – научиться, как в старину. Техника ныне совсем исчезла. У меня даже нет времени научиться рисовать так, как рисовали когда-то. Никогда мне не достичь техники Бёклина.»

Это что, небрежность к старым мастерам? Не понятно, хотя возможно что-то изменилось в более поздние годы конечны, на очереди вторая биография.

Кстати интересно, что упомянутый Арнольд Беклин написал картину «Остров мертвых», сюжеты которой можно видеть на полотнах Кубина и Гигера. Вот такая историческая преемственность.

Фильм-биография указывает на случай с разбитой витриной, в Нью-Йорке, если не ошибаюсь, после которой восторженные зрители аплодировали Дали. Инцидент представляется актом самодурства. Но было то не так: художник оформлял витрину по предварительной договоренности. Когда работа была завершена и Дали вернулся посмотреть на нее, то увидел, что все было переделано и от его оригинальной работы почти ничего не осталось. Тогда он потребовал либо вернуть все как было, либо убрать его имя. Справедливое требование, не так ли? Получив несколько раз отказ, дали разбил витрину, выйдя через нее на улицу, чем невольно предвосхитил борьбу американских художников за защиту американского искусства и собственных произведений. Дали поддержала пресса и художники Америки.

Словом, «Тайная жизнь Сальвадора Дали» содержит массу интересных фактов, которые нередко опровергают или раскрывают смысл расхожий сведений. Думаю внимательный читатель раскроет для себя массу интересного.

Через все произведение тонкой нитью проходит гимн индивидуализму, и я с замиранием сердце наблюдал развитие этой линии, потому что Дали с поэтической точностью обнажал мои собственные мысли о первичности индивидуальности перед различными движениями. Всегда есть кто-то, кто своей личностью меняет мир вокруг, меняет реальность и сознание людей. Естественно у любого лидера есть последователи, которые и формируются в сюрреалистов, коммунистов, и т.д. Дали, кажется, забавляло это, и по своему угнетало.

Художник во многом был аскетичен, и этим напоминает мне Гигера. Старая школа, обретшая новую форму — так бы я это назвал. Концентрированное выражение чувства, подлинное искусство.

Я глубоко убежден в том, что художник — «архитектор», созидатель, творец. Подобные мысли, в свое время, я встречал у И. Шмелева. Коротко, можно сказать так, есть некие принципы гармонии, понимание которых, позволяет человеку творить с большой буквы. И в этом смысле не так важно, чем именно занимается человек. В случае с Дали, его гений отражается не только в картинах, но и в способе письма, своеобразной поэтике. Читать местами сложно из-за многочисленных апелляций к источникам и авторам, но сам язык — емкий и глубокий. Некоторые обороты приводили меня в чистый восторг. Что тут скажешь — это Дали.

Что в итоге? Книга, которая для меня развеяла некоторые мифы, раскрыла смыслы и образы Сальвадора Дали. Да, картина не может быть полной без всестороннего изучения, как минимум без «второй части» его биографии. Тем не менее, я был очень рад тому, что мое, такое детское, представление о художнике выстояло, очистилось и вернулось к своему изначальному состоянию.

Книга будет интересна всем, кто хочет глубже понять не только личность и работы Дали, но и художественный мир в целом. Мне кажется, автор был достаточно откровенен, и внимательный читатель может многое почерпнуть из этой странной и удивительной книги. Читать местами трудновато, но в целом приятно и легко. Лично мне всю неделю чтения снились какие-то невероятно безумные сны, не знаю у всех ли так, но мне было интересно.

В конце книги, вы найдете слова, которые являются итоговой точкой, вбирая в себя все то, о чем говорил автор. Я решил привести их здесь.

С 1929 года я без передышки изучал все достижения и открытия Науки за последние сто лет. И если мне не удалось проникнуть во все секреты из-за устрашающей специализации, то я интуитивно постигал их ориентацию и их онтологическое значение. Среди множества вещей, которые остаются еще для нас загадочными и необъяснимыми, со все большей силой и величием подтверждается одна истина: ни одно из философских, нравственных, эстетических и биологических открытий не позволяет отрицать Бога. Во времена, когда отдельные науки выстроили стены, тем более нет иной крыши, нежели святые Небеса.

А что же такое это Небо? Гала уже стала реальностью! Небеса – ни высоко, ни низко, ни справа, ни слева. Небеса – прямехонько в груди человека, у которого есть Вера.

P.S. – В этот час у меня еще нет Веры и я боюсь умереть без Неба.

Приятного чтения.