Знаете, я думаю о наполнении, думаю о контенте, думаю о том, что нужно и что интересно тем, кто читает эти строчки, кто смотрит на эти картины. Что он хочет знать, что ему нужно?

Я не знаю. Но сегодня, я решил немного рассказать о том, откуда берется вдохновение, как получаются картины.

Иногда я здаю себе вопрос — настоящий ли я художник? Имею ли я право так себя называть. Кто такие эти «настоящие художники»? — те, кто говорит через свои картины, кто выражает себя на все 100%, ничего не скрывая и не приукрашивая. Это David Choe, H.R. Giger, это все те, кто трансформировали свою боль и любовь в нечто другое. В то, что стало жить своей жизнью, вне руки автора.

Сегодня, я хочу немного рассказать о состоянии «перед стартом», о том, что ты чувствуешь перед тем как создать что-то. Быть может, это внесет какую-то ясность для тех, кому не понятен сюжет картин, мотив, история. Возможно кому-то станет понятнее почему люди делают это, почему пишутся картины, музыка, почему люди строят и создают что-то.

Это рождается, как возможно и все прочее, их ощущений. Это когда ты один, и никого нет. Это когда ты просишь о помощи тех, кто казался так рядом, и они не приходят. Когда реальность для тебя изменяется, хотя не произошло, казалось бы, ничего особенного. Но люди искажаются, искажается само естество происходящего, и ты сидишь в абсолютной и полной темноте непознанного; Ты видел мир по-другому, ты ждал, что твой голос услышат. Тепло, излучаемое человеческими душами, заставило тебя прийти к кому-то такому близкому и задать вопрос, не требующий казалось бы ни раздумий, ни серьезного ответа. Но не последовало ничего. Пустота и ничто. В эти секунды в твоей душе зреют зерна, которые начнут расти и пульсировать, вытаскивая из сознания как будто не связанные элементы и воспоминания. Оно зреет и карабкается по поверхности твоего сердца. И ты не знаешь, что это, и что с этим делать. Ему нужен выход, и оно найдет его так или иначе.

Ты держишь в руках раскаленные угли собственного трансформированного сознания, не имея возможности ни выкинуть, ни потушить их. И тогда приходит это чувство. Вязь, реакция ремесленника на материал. Ты ищешь и находишь образы, потому что они перед глазами, они внутри тебя и уже не находят места внутри тебя, требуя воплотиться в самодостаточную форму. Это как ребенок, который просится наружу. Это кричит и плачет внутри тебя, рвет жилы и требует физического тела.

Только когда оно обретет это тело, крик стихнет, жар ослабнет, и внутри станет чуть тише, чуть спокойнее, чуть легче. До тех пор, пока не начнет созревать новое, иногда более беспокойное и своенравное. Оно будет вести твою руку, выворачивая тебя наизнанку до тех пор, пока линии не сложатся в формы, формы в образ, а образ — в чистое тело. И это тело будет жить своей, особенной жизнью, отдельно от тебя.