Иногда в сети встречаю блоги художников, читаешь вот это… и слов как-то нет. В какой момент времени художник стал ассоциироваться с субтильными девушками, пестрящими приторными высказываниями? Откуда только берутся эти заглавия «мудрость мгновений», «искушение словом»?

Складывается впечатление, что в какой-то момент времени художники стали думать не о том, пребывать в какой-то патологической эйфории на тему собственной деятельности. Видимо где-то там же слово «творческая личность» стало ругательным, потому что в сознании сразу всплывает хлипкий юноша / девушка с немытой головой. «Творчество» — способ решать задачу неким новым образом, как она не была решена ранее, в условиях ограниченных ресурсов и т.д. и т.п. Художественные дисциплины в этом смысле — одно из ярких и очевидных проявлений, но не более того. Разве Сахаров не мыслил творчески? Королев? Калашников? Челпанов?

Где творческая агрессия? Где вызов? Не нарисованный член, а Вызов?

Мне очень нравится как в одном из интервью Михаил Шемякин отвечал на вопрос о том, чем он рисует как художник, какими материалами пользуется. Ответ был что-то вроде «сложно сказать, я привык к самым простым материалам, поэтому в моей палитре может быть множество разных красок и материалов разных производителей в перемешку с сигаретным пеплом» — вот! Вот оно.

Ну а Гигер? Бексински? Просто посмотрите на их работы! Ну как с этим вяжется та чушь, которая розовым цветом размазана в сотнях рассуждений о картинах и творчестве.

Работы и сама жизнь таких художников действительно мотивирует работать, жить, двигаться дальше, совершенствовать свои навыки, чтобы собственные работы звучали все более убедительно. Они говорят с тобой через годы, и будут говорить еще долго после смерти своих авторов.

Как в одном из интервью говорил Рэй Брэдбери — как автор ты не можешь бояться смерти, таковы правила игры — все уходят, но ты остаешься в своих произведениях, может не навечно — но еще сотню лет точно хватит, неплохо, а?

В их суждениях, в работах настоящих художников видно что-то совсем другое. Это всегда о жизни в самом глубоком ее понимании, в самых больших контрастах и самых тонких нюансах. Но каким бы ни было произведение, что бы не представляла собой картина — в моем понимании это всегда вызов. Это общение. Оно проактивно, агрессивно если угодно. Картина настоящего художника это не «замершее мгновение», это не «красиво» — это кувалдой в лицо. Это сложные эмоции переданные красиво. Так говорили о Гигере, что например женщины в его картинах всегда красивы. Когда я слышу от кого-то негативные комментарии по поводу работ Гигера, Бексинского или даже Альфреда Кубина — мне не понятно.

Картина — всегда форма, и никогда не самосуть. Я думаю так. Это язык, код, сообщение. Нет, это не значит, что в вазе с яблоками нужно искать глубокий смысл — его там вероятно нет. Но не стоит видеть в сложных работах мастеров только то, что там прямо изображено, ровно как и не стоит видеть в безобразных работах современного искусства то, чего там. Куча мусора — это просто куча мусора.

Сегодня, художники уходят в крайности. Нас кидает то в разделанные туши в формалине, то в розовые слюни. Мы сосредоточились на форме, не вникая в содержание. Преславутое «клиповое мышление» вышло за рамки обывательской жизни и вошло в жизнь творческую. Подумать только, какой нонсенс — клиповое творческое мышление. И те, кто должен вдыхать жизнь и новые смыслы — не придумывают изображение биомеханики, сюрреализм, не заставляют думать. Они рисуют цветок и говорят о «прекрасном». Это странно. Может быть они предлагают видеть лучшее в мире, ценить детали? Не знаю, как-то не понятным это для меня остается.

Я не сужу, люди занимаются скажем живописью и это хорошо, лучше чем нюхать клей, Но как-то все не то это. Картины все больше похожи на плакаты. Мысли все больше девичьи какие-то. И это не сексизм, просто темы все какие-то мелкие, незначительные. Вот например «бунт против фальши» — ну что такое…

Художник в моем понимании — проводник. Он как Харон, плывет по реке сметри, чтобы перевезти души на другой берег. Это в некотором смысле жертвенность, автор окунается в самое черное, впитывает все это, чтобы проявить на холсте. Это как в дзен буддизме, передача «от сердца к сердцу». Мы мыслим словами, но не все словами можно передать или объяснить. Вот оно — искусство, универсальный язык души. Дать новый опыт, переправить на другой берег, дать иные мысли зрителю — вот призвание, мотивация художника, называйте как угодно.

И когда мне встречаются все эти статьи о «прекрасном», или наоборот реплики «воинствующих художников» — наверное не мне их судить, у каждого своя судьба, но как-то это все мелко, как в песочнице, как кораблик в луже. Пусто. А искусство не может быть пустым. Или душу рвать должно, или никак.

Вот такая политика.